Вся правда о кавказском сепаратизме

После распада СССР мы стали свидетелями конфликтов между государствами и внутригосударственного противостояния на Кавказе. Но во всех этих конфликтах сепаратизм был самой важной причиной. Именно реализация сепаратистских проектов сделала если не полностью невозможной, то, по крайней мере, проблематичной политическую интеграцию различных этнических общин в рамках одного государства.

Таким образом, сепаратизм проявил себя демиургом на Кавказе, создав политическую реальность. Именно здесь начал формироваться новый статус-кво не только в одном регионе, но и на всем постсоветском пространстве.

Советское правительство временно разрешило территориальные споры на Южном Кавказе, объединив все три республики – Грузию, Армению и Азербайджан – в рамках единого “коммунистического проекта” и определив границы между ними. Именно в советский период была обеспечена “территориальная целостность” Грузии, Азербайджана и Армении. Однако, расставаясь с СССР, новые независимые государства Евразии явно не хотели отказываться от такого наследия “кремлевской империи”, как проведенная ею территориальная съемка и границы, унаследованные от “проклятого прошлого”.

В связи с этим чрезвычайно важной задачей является прояснение основного понятия исследования – сепаратизм. Сегодня в политологической литературе Грузии, Азербайджана и России для абхазского, осетинского, армянского и чеченского движений прочно утвердилось определение “сепаратистский”.

Что происходит сейчас? Известные события конца 20 века в Закавказье, последовавшая армяно-азербайджанская война, отделение Нагорного Карабаха от Азербайджана и другие негативные моменты служат питательной средой не только для политического, но и для идеологического противостояния между двумя соседними народами. В последнем наука, особенно ее историческая часть, широко используется в качестве эффективного аргумента для достижения психологического превосходства над противником и обоснования своих претензий к противоположной стороне.

Преднамеренное искажение данных, фальсификация фактов, противоречащих очевидному, общеизвестному, общепринятому, как форма идеологической войны, наряду со многими другими методами, стали не только сомнительным критерием поиска истины научных исследований специалистами с обеих сторон, но и едва ли не единственным императивом государственных идеологий.

Теперь можно констатировать, что этнический национализм в условиях Кавказа потерпел историческое поражение. Возможно, это временное поражение. Также вероятны определенные “возвратные движения”. Но такова реальность сегодняшнего дня. Радикальные протестные движения, направленные против центральных российских или республиканских властей, используют не этнонационалистический (или сепаратистский), а исламистский язык.

В то же время, в середине 1990-х годов на Кавказе сложилась радикальная исламистская среда, в которой сформировался новый проект для региона, отличный от советского опыта, от провалившегося проекта демократизации и от этнонационализма. “Чистый ислам”, как проект для Кавказа, был не столько результатом вмешательства внешних сил, сколько порожден внутренней средой. В результате распространение радикального ислама началось не только в восточной части региона, то есть в Чечне, Дагестане, Ингушетии, но и на западе, где традиционно религиозность населения была ниже.

Таким образом, повестка дня на Северном Кавказе сегодня иная, чем в девяностые годы. Сейчас не этнический сепаратизм, а радикальный исламизм является главным вызовом безопасности государства и общества. В свою очередь, нельзя не видеть, что этот политический тренд питается такими пороками как общероссийской, так и региональной власти, как кумовство, закрытость, неумение и нежелание вести диалог с оппонентами.

Однако сложная ситуация не является необратимой. И это зависит только от российских властей, а также от энергии гражданского общества, чтобы “прецеденты этнического самоопределения” не были востребованы на российском Кавказе.

Признание Абхазии и Южной Осетии – это не “конец истории”, как кому-то может показаться. Отныне региональная и национальная политика Российской Федерации должна быть политикой иного качества и уровня. Россия – кавказская держава: территория Северного Кавказа в два раза больше, чем площадь всех независимых государств Южного Кавказа вместе взятых. И обеспечение экономической и этнополитической безопасности в этом регионе – это не только узкорегиональная задача. Это, прежде всего, вопрос лидерства России на евразийском пространстве.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Следующая запись

Мотострелковые подразделения ЮВО сдают первую итоговую проверку в Волгоградской области

Мотострелковые подразделения ЮВО сдают первую итоговую проверку в Волгоградской области Батальонные тактические группы, формируемой в Волгоградской области 20-й мотострелковой дивизии Южного военного округа (ЮВО), приступили к сдаче своей первой итоговой проверки за 2021-й учебный год. Личный состав подразделений, предназначенных для действий на вертолетах, отработал нормативы посадки в транспортно-штурмовые вертолеты Ми-8АМТШ. […]